На главную
Последние поступления
Фотогалерея
Журналы
Наши книги
Контакты
Интернет-магазин
Купить вне Дагестана
Благотворительные издания
Книга отзывов
Блог





Все новости
РУССКАЯ ПОСЛОВИЦА
21.06.2018

Одному смешно, а другому к сердцу дошло.

***

Смех — не грех, коль приятен для всех.

 
ИЗ СОКРОВИЩНИЦЫ «ЭПОХИ»
21.06.2018

Говорят, что смех продлевает жизнь. Но смех может и сократить жизнь. Как-то рядом с кимом проходила женщина. Один из сидящих (не всех, кто сидит на киме, можно считать мужчинами) засмеялся ей вдогонку. Она вернулась и, не зная, кто же смеялся, сказала, обращаясь ко всем:

– Если я сделала что-то неподобающее, то смейтесь надо мной. Если я плохо одета, смейтесь над моим мужем. Если я хромаю или сухорука, крива или косноязычна, смейтесь над Богом.

Не говоря больше ничего, женщина пошла своей дорогой. На киме молчали, как будто набрали воду в рот.

«Смейтесь над Богом! – на самом деле не означало, чтобы и вправду смеялись над Аллахом; это значило, что не надо смеяться над тем, что сотворил Бог, над тем, что дано Всевышним.

Когда мы смеёмся, понимаем ли мы, над кем или над чем мы смеёмся?

Притча «Над кем смеёмся?»» взята из книги Арбена Кардаша «Танец поневоле». Подкупающие народной простотой, глубокой мудростью и реальностью описываемых событий, произведения лезгинского писателя, лауреата Государственной премии Республики Дагестан Арбена Кардаша снискали себе широкий круг читателей.

Приобрести книгу «Танец поневоле» можно в салоне книги издательского дома «Эпоха», что на ул. Коркмасова, 13 «а».

Добро пожаловать!

 
22 июня – День скорби
20.06.2018

От героев былых времён

Не осталось порой имён.

Те, кто приняли смертный бой,

Стали просто землёй и травой…

 
ИЗ СОКРОВИЩНИЦЫ «ЭПОХИ»
20.06.2018

…Ещё издали я приметил, что вокруг церкви большой группой, окружённой немецкими конвоирами, уже стояли наши военнопленные. Чуть поодаль от них стоял высокий, средних лет, с красивыми адмиральскими усами человек в форме. Гордо подняв голову, он смотрел куда-то вдаль.

Его фигура сразу привлекла моё внимание. Было в ней что-то, что не давало оторваться взгляду. Какая-то особенная, неподдельная гордость и военная стать. Руки этого человека были связаны за спиной. Напротив него стояла небольшая компания немецких офицеров.

Приблизившись ещё, я обратил внимание, что среди них есть и один парень в красноармейской гимнастёрке. Он стоял в самом центре и, указывая как раз на того человека, что-то объяснял фрицам.

Когда мы проходили мимо, до меня донеслись обрывки его слов: – Вот этот, этот, – повторял он, обращаясь к немцу, который стоял с бескровным лицом греческой статуи. – Этот, что с усами. Он, – пояснил солдат, проведя у себя под носом пальцем закорючку, – он был у нас политруком.

Услышав его слова, я вздрогнул. Холодная дрожь пробежала по моему телу, будто я стал свидетелем чего-то немыслимого. Я взглянул на человека, на которого указывал предатель.

Он всё так же спокойно смотрел на небо, и мне было видно, как широко и жадно вдыхает он воздух полной грудью. Так, как будто хочет наполнить ветром паруса внутри себя, как корабль.

Размеренно, вдоволь, большими глотками он вдыхал воздух родной земли, как делают это люди только в последний раз в своей жизни. Казалось, ещё пара глотков – и его паруса расправятся, позволив ему воспарить на них и улететь отсюда прямо в небо.

Я всё ещё не мог оторвать от него взгляда. Мне хотелось дышать с ним одной грудью. Набрать этого величественного и свободного воздуха как можно больше, как будто только это могло его спасти. Или спасти меня вместе с ним. Спасти нас всех.

В тот момент я понял, за что мы на самом деле сражались на этой войне. Мы приняли бой не потому, что кто-либо из нас этого хотел, а оттого, что никто не мог его не принять. Оттого, что есть в жизни такие вещи, которые нельзя допускать любыми усилиями и сверх них.

Конечно, среди военных ходили слухи о предательстве, о сотрудничестве с нашей стороны и некоторой помощи фашистам, но я не воспринимал это всерьёз и принимал скорее за происки врага и провокацию, чем за правду. Мне было нелегко в это поверить. Теперь же, столкнувшись с этим воочию, став свидетелем подлого и низкого, вероломного предательства, самого гнусного из всего гнусного, что может быть в жизни, – я был возмущён, и всё во мне вскипело от негодования.

Я думал: как же так, мы боремся с ними, потому что они хотят взять себе наше; мы ненавидим их, потому что они уничтожают то, что мы любим; и презираем их за то, что они лишают нас самого дорогого. А как же он? Как же этот солдат? Неужели он может мыслить и чувствовать по-другому? Неужели он не вырос на этой земле и не любит свою страну, которая его вскормила своими хлебами, всё равно как мать? Неужели же не видит он, что они захватчики? Или не видит он, как убивают его земляков, его братьев? Как может он думать иначе? Как может выступить против Отечества, которому он всем обязан от первой до последней своей минуты?

Он должен был стоять, как все. Стоять и молчать, несмотря ни на что. А если придётся, то и погибнуть, не раскрыв рта.

Мы, как единое целое, верим в силу и правоту своей Родины. Почему же этот выродок смеет ставить себя супротив общего, признанного порядка?

Я был полон гнева. Я не мог поверить, что этот предатель – такой же человек о двух руках, двух ногах и с головой на плечах. Что он ест, пьёт и дышит так же, как я, и говорит со мной на одном языке. Такой же, как я, или нет? Да он хуже фашистов.

Я ушёл уже далеко от этого места, но всё оглядывался назад.

Политрук стоял по-прежнему прямо и гордо, осанисто, с настоящей армейской выправкой, не смотря в сторону своих обидчиков. И только в какое-то последнее мгновение, до того, как я повернул голову вперёд, этот человек посмотрел в сторону немцев. Он взглянул прямо в глаза своей смерти.

Один за другим раздались два выстрела, и, оглянувшись в последний раз, на холме я уже никого не увидел.

За нами неспешной походкой шли только немецкие офицеры. Они беседовали о чём-то совершенно будничном и повседневном. Даже посмеивались между собой. Один из них раздавал приятелям папиросы из портсигара.

Предатель был им больше не нужен. Предатели никогда никому не нужны…

В основу романа «Орнамент на моей ладони» легли воспоминания дагестанца, прошедшего войну, немецкий плен и пережившего сталинские репрессии. Удары судьбы не сломили его веру в справедливость и не ослабили его стремление к счастью.

Внучка, Полина Дибирова, посвятила роман памяти деда. В день, когда на Дагестан напали банды международных террористов – 2 августа 1999 года, сердце художника, искусствоведа, учёного и педагога Парука Дебирова не выдержало. Он знал, что несёт людям война. Слишком хорошо знал…

Приобрести книгу «Орнамент на моей ладони» П. Дибировой можно в салоне книги издательского дома «Эпоха», что находится на ул. Коркмасова, 13 «а».

Добро пожаловать!

 
* * *
18.06.2018

Мы должны быть рабами законов, чтобы могли быть свободными. (Цицерон)

Загвоздка в том, насколько совершенен закон.

 
ИЗ СОКРОВИЩНИЦЫ «ЭПОХИ»
18.06.2018

***

Строительство дома перед чьим-либо строением, который может лишить владельца доступа воздуха, солнца и света, запрещается. Если же будут строить дом перед пашней или сенокосом другого, то на это нет запрета.

***

Если кто возведёт вокруг своей земли стену, а другой предъявит иск и заявит, что эта стена ему мешает или вредит, то старейшины пошлют двух справедливых людей на место, чтобы проверить, действительно ли эта стена вредит истцу. Если они установят, что стена действительно вредит истцу, то, пока стена не будет снята, за каждый день с ответчика взыскивается штраф по одной овце… (Подлинник келебских адатов, из которого сделана выписка, датируется XVIIXVIII вв.)

И как бы не ругали адаты, называя их пережитками прошлого, на некоторые из них не мешало бы опираться и сегодня. Читателю предлагается самому ознакомиться со сводами законов, установленных в разных селениях, вольных обществах, ханстве. Какие-то из них вызывают улыбку, какие-то кажутся нелепыми, от каких-то веет деспотией. Не пугайтесь сурового названия книги, она заслуживает вашего внимания и будет небезынтересна.

Книгу «Законы вольных обществ Дагестана XVII–XIX вв.», составленную известным дагестанским историком Х.-М. Хашаевым, можно приобрести в салоне книги ИД «Эпоха».

Покупать книги в нашем салоне выгодно – они реализуются по складской цене.

Наш адрес: г. Махачкала, ул. Коркмасова, 13 «а» (напротив ЦУМа, рядом с выпечкой «Золотой улей»). Часы работы салона: с 9:00 до 18:00 – в будни и с 10:00 до 15:00 – в субботу; воскресенье – выходной.

Добро пожаловать!

 
ДА ПОМОЖЕТ НАМ АЛЛАХ!
13.06.2018

Дорогие друзья, в связи с Днём России и предстоящим праздником всех мусульман – Ураза-байрам, нам выпала целая неделя отдыха, прерванная одним рабочим днём – чтобы всё-таки вспомнить о делах, скопившихся на работе. А завтра, благодаря Владимиру Абдуалиевичу, удовлетворившему просьбу муфтия Дагестана предоставить дагестанцам два дня на празднование Ураза-байрам, мы сможем посетить могилы своих близких, а потом заняться хлопотами по подготовке праздничного стола.

Так уж повелось, что к этому дню мусульмане готовятся тщательно, не скупятся в тратах – потому что один раз в году! А потом, с наступлением будней, если вдруг обнаружится, что мошна опустела, – мусульманин, вздохнув тяжело, скажет: «Аллах поможет!» Да будет так!

Пусть Аллах примет ваши посты, молитвы и добрые деяния!

Пусть добавится в вас чистоты и душевности!

Пусть тяжелобольные почувствуют – хоть ненадолго – облегчение!

Пусть минуют ваших близких несчастья и страшные болезни!

Пусть в дороге вам всегда сопутствует удача!

Пусть в вашем окружении будут люди с иманом!

Пусть голодные насытятся!

Пусть прекратятся войны, плодящие сирот, убивающие сирот!

Пусть воцарится мир на земле!

Не забывайте не только просить об этом Всевышнего, но и благодарить Его – за каждый новый день!

С праздником Ураза-байрам! Будьте здоровы и счастливы!

 
ЭТО ДОЛЖЕН ЗНАТЬ КАЖДЫЙ
09.06.2018

Кавказская война не была войной между народами. Кавказ воевал против царской империи, против системы порабощения народов.

- В армии генерала Граббе при осаде Ахульго, которое защищал имам Шамиль с 800 мюридами, было 33 тыс. солдат, в том числе 11 тыс. этнических дагестанцев, среди которых и поручик Хаджи-Мурат, будущий знаменитый наиб Шамиля.

- В царских войсках, осаждавших с. Согратль, последний оплот всеобщего восстания Дагестана 1877 года, почти половину составляли этнические дагестанцы.

- Дагестанцы никогда не воевали с русским народом, а сражались против царской империи, которую Европа называла «тюрьмой народов»!..

 
ИЗ СОКРОВИЩНИЦЫ «ЭПОХИ»
09.06.2018

… По характеру и содержанию приведённых в этом государстве экономических, политико-правовых, социальных и военно-административных реформ в течение 25 лет в мировой практике государственного строительства не было аналогов…

Глава восьмая. Должны удерживать себя и сослуживцев от взяточничества, потому что взяточничество есть причина разрушения государства и порядка. Взятка отбирается, поступок оглашается, и виновный арестовывается на 10 дней и 10 ночей…

От государства Имамат до государства Республика Дагестан в составе Российской Федерации – так можно коротко обозначить идею книги «Республика Дагестан. Путь к государственности», составителем которой является Гамзатов Гамзат Магомедович.

Книга получилась не только информативной – здесь изложены и изображены госсимволы Конституции Страны гор, принятые в 1921, 1994, 2003 годах, – но и эстетически познавательной. Представлены лучшие произведения дагестанского фольклора: эпосы «Сражение с Надир-шахом», «Парту Патима», «Песня о герое Муртазали», «Каменный мальчик», сведения и портреты всех имамов Дагестана, завещание имама Шамиля, выписки из различных документов и другие исторические материалы, которые художественно армируют ткань основных законов, принятых в разные годы.

Актуальность и своевременность книги уважаемый читатель оценит, познакомившись с её содержанием. Она как недостающее звено в информационном поле для дагестанских политиков, депутатов, госчиновников самых различных рангов, которые обязаны знать историю своей государственности. Немало интересного в ней могут почерпнуть и молодые люди, учащиеся в вузах.

Приобрести книгу «Республика Дагестан. Путь к государственности» можно в салоне книги издательского дома «Эпоха» по адресу: г. Махачкала, ул. Коркмасова, 13 «а» (напротив ЦУМа, рядом с выпечкой «Золотой улей»). Часы работы салона: с 9:00 до 18:00 – в будни и с 10:00 до 15:00 – в субботу; воскресенье – выходной.

Добро пожаловать!

 
ИЗ СОКРОВИЩНИЦЫ «ЭПОХИ»
08.06.2018

История этой любви заслуживает внимания, должна быть достоянием, по крайней мере, моих десяти внучек. Хорошо, что эта история не кончилась трагически, но мучения любви «неравной» мы глотнули сполна, особенно Хадижа: её била мать, истязали родственники, таскали за косы, к горлу приставляли кинжал, требуя отказаться от бездомного ругуджинца. Она вынесла все пытки, но осталась верной любви. Осложнения наши отношений были обусловлены многими причинами, среди которых главными являлись следующие:

1. До революции была великим позором, после революции до 60-х годов – недопустимой, а в 70-е годы – нежелательной выдача девушки замуж за выходца из другого аула. Браки производились или заключались внутри тухума, в пределах аула.

2. Социальное происхождение и имущественное положение родителей лежали в основе и играли определяющую роль в решении вопроса женить или не женить сына, выдать ли девушку за того или иного юношу. Внутренний мир, внешность, а тем более, любовь, почти не играли роли.

3. Многое решали взаимоотношения родственников, количество родственников жениха и невесты – сколько их, в том числе, мужского пола; каковы они – богатые, бедные, лентяи, воры, жулики, злые или трудолюбивые, честные и добрые.

4. Личные взаимоотношения родителей той или другой стороны и т.д.

Все эти традиционные условия бракосочетания были против нашего союза.

Жители аулов Чох и Ругуджа, хотя и входили исторически в одно «вольное Андалалское общество», не раз выступали совместно против завоевателей (например, Надир-шах), имели нормальные торгово-экономические связи, проживали недалеко друг от друга, но особым дружелюбием их отношения не отличались.

В то время, как ругуджинцы обладали обширными площадями пашни, сенокосов, пастбищ, чохцы жили лучше: торговля, овцеводство, наличие большого числа чиновников, офицерских чинов резко отличали аул от остальных, порождали у чохцев чувство превосходства над всеми другими. Ругуджинцы и жители соседних аулов отвечали на это пренебрежительным отношением, осуждали меркантильность чохцев.

Моя возлюбленная происходила из знатной семьи. Её отец был известен «как доктор Муртазали». Окончив в Тбилиси фельдшерскую школу, он долгие годы лечил больных в Казикумухском, Гунибском округах, а после революции – в гор. Буйнакске.

Мать её была дочерью купца первой гильдии, состояние которого в предреволюционные годы промотал один из сыновей – Захид.

В техникуме в те годы из Ругуджы учился я один, в то время как почти половина аварцев была из Чоха.

Хотя я и происходил из крупного тухума аула, но был круглой сиротой, за душой ни гроша, да ещё из Ругуджи. Какой позор, стыд и срам для семьи, для рода и Чоха в целом, что Хадижа избрала беспризорника – детдомовца! Ведь к ней сватались и сын Мавраева – капиталиста их Чоха, и Хераманов – инженер из лакцев, да мало ли хороших ребят! Как она смеет предпочитать этого голодранца?! Так примерно начались наши отношения, а кончилось дело свадьбой в 1930 году, и живём мы уже 49 лет вместе. Умерли уже её отец и мать, которые заменили мне родителей…

В книгу Ю. Даниялова и М. Абдулхабирова «Абдурахман Даниялов. Без права на ошибку» вошли незаконченные воспоминания выдающегося государственного деятеля и интервью с его сыном, проливающее свет на некоторые белые пятна… в истории Дагестана. Приобрести её можно в салоне книги издательского дома «Эпоха» по адресу: г. Махачкала, ул. Коркмасова, 13 «а» (напротив ЦУМа, рядом с выпечкой «Золотой улей»).

Часы работы салона: с 9:00 до 18:00 – в будни и с 10:00 до 15:00 – в субботу; воскресенье – выходной.

Добро пожаловать!

 
<< В начало < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > В конец >>

Всего 1 - 10 из 1168
Новости
Говорят, что смех продлевает жизнь. Но смех может и сократить жизнь. Как-то рядом с кимом проходила женщина. Один из сидящих (не всех, кто сидит на киме, можно считать мужчинами) засмеялся ей вдогонку. Она вернулась и, не зная, кто же смеялся, сказала, обращаясь ко всем: – Если я сделала что-то неподобающее, то смейтесь надо мной. Если я плохо одета, смейтесь над моим мужем. Если я хромаю или сухорука, крива или косноязычна, смейтесь над Богом. Не говоря больше ничего, женщина пошла своей дорогой. На киме молчали, как будто набрали воду в рот. «Смейтесь над Богом! – на самом деле не означало, чтобы и вправду смеялись над Аллахом; это значило, что не надо смеяться над тем, что сотворил Бог, над тем, что дано Всевышним. Когда мы смеёмся, понимаем ли мы, над кем или над чем мы смеёмся? Притча «Над кем смеёмся?»» взята из книги Арбена Кардаша «Танец поневоле». Подкупающие народной простотой, глубокой мудростью и реальностью описываемых событий, произведения лезгинского писателя, лауреата Государственной премии Республики Дагестан Арбена Кардаша снискали себе широкий круг читателей. Приобрести книгу «Танец поневоле» можно в салоне книги издательского дома «Эпоха», что на ул. Коркмасова, 13 «а». Добро пожаловать!
21 Июнь 2018
…Ещё издали я приметил, что вокруг церкви большой группой, окружённой немецкими конвоирами, уже стояли наши военнопленные. Чуть поодаль от них стоял высокий, средних лет, с красивыми адмиральскими усами человек в форме. Гордо подняв голову, он смотрел куда-то вдаль. Его фигура сразу привлекла моё внимание. Было в ней что-то, что не давало оторваться взгляду. Какая-то особенная, неподдельная гордость и военная стать. Руки этого человека были связаны за спиной. Напротив него стояла небольшая компания немецких офицеров. Приблизившись ещё, я обратил внимание, что среди них есть и один парень в красноармейской гимнастёрке. Он стоял в самом центре и, указывая как раз на того человека, что-то объяснял фрицам. Когда мы проходили мимо, до меня донеслись обрывки его слов: – Вот этот, этот, – повторял он, обращаясь к немцу, который стоял с бескровным лицом греческой статуи. – Этот, что с усами. Он, – пояснил солдат, проведя у себя под носом пальцем закорючку, – он был у нас политруком. Услышав его слова, я вздрогнул. Холодная дрожь пробежала по моему телу, будто я стал свидетелем чего-то немыслимого. Я взглянул на человека, на которого указывал предатель. Он всё так же спокойно смотрел на небо, и мне было видно, как широко и жадно вдыхает он воздух полной грудью. Так, как будто хочет наполнить ветром паруса внутри себя, как корабль. Размеренно, вдоволь, большими глотками он вдыхал воздух родной земли, как делают это люди только в последний раз в своей жизни. Казалось, ещё пара глотков – и его паруса расправятся, позволив ему воспарить на них и улететь отсюда прямо в небо. Я всё ещё не мог оторвать от него взгляда. Мне хотелось дышать с ним одной грудью. Набрать этого величественного и свободного воздуха как можно больше, как будто только это могло его спасти. Или спасти меня вместе с ним. Спасти нас всех. В тот момент я понял, за что мы на самом деле сражались на этой войне. Мы приняли бой не потому, что кто-либо из нас этого хотел, а оттого, что никто не мог его не принять. Оттого, что есть в жизни такие вещи, которые нельзя допускать любыми усилиями и сверх них. Конечно, среди военных ходили слухи о предательстве, о сотрудничестве с нашей стороны и некоторой помощи фашистам, но я не воспринимал это всерьёз и принимал скорее за происки врага и провокацию, чем за правду. Мне было нелегко в это поверить. Теперь же, столкнувшись с этим воочию, став свидетелем подлого и низкого, вероломного предательства, самого гнусного из всего гнусного, что может быть в жизни, – я был возмущён, и всё во мне вскипело от негодования. Я думал: как же так, мы боремся с ними, потому что они хотят взять себе наше; мы ненавидим их, потому что они уничтожают то, что мы любим; и презираем их за то, что они лишают нас самого дорогого. А как же он? Как же этот солдат? Неужели он может мыслить и чувствовать по-другому? Неужели он не вырос на этой земле и не любит свою страну, которая его вскормила своими хлебами, всё равно как мать? Неужели же не видит он, что они захватчики? Или не видит он, как убивают его земляков, его братьев? Как может он думать иначе? Как может выступить против Отечества, которому он всем обязан от первой до последней своей минуты? Он должен был стоять, как все. Стоять и молчать, несмотря ни на что. А если придётся, то и погибнуть, не раскрыв рта. Мы, как единое целое, верим в силу и правоту своей Родины. Почему же этот выродок смеет ставить себя супротив общего, признанного порядка? Я был полон гнева. Я не мог поверить, что этот предатель – такой же человек о двух руках, двух ногах и с головой на плечах. Что он ест, пьёт и дышит так же, как я, и говорит со мной на одном языке. Такой же, как я, или нет? Да он хуже фашистов. Я ушёл уже далеко от этого места, но всё оглядывался назад. Политрук стоял по-прежнему прямо и гордо, осанисто, с настоящей армейской выправкой, не смотря в сторону своих обидчиков. И только в какое-то последнее мгновение, до того, как я повернул голову вперёд, этот человек посмотрел в сторону немцев. Он взглянул прямо в глаза своей смерти. Один за другим раздались два выстрела, и, оглянувшись в последний раз, на холме я уже никого не увидел. За нами неспешной походкой шли только немецкие офицеры. Они беседовали о чём-то совершенно будничном и повседневном. Даже посмеивались между собой. Один из них раздавал приятелям папиросы из портсигара. Предатель был им больше не нужен. Предатели никогда никому не нужны… В основу романа «Орнамент на моей ладони» легли воспоминания дагестанца, прошедшего войну, немецкий плен и пережившего сталинские репрессии. Удары судьбы не сломили его веру в справедливость и не ослабили его стремление к счастью. Внучка, Полина Дибирова, посвятила роман памяти деда. В день, когда на Дагестан напали банды международных террористов – 2 августа 1999 года, сердце художника, искусствоведа, учёного и педагога Парука Дебирова не выдержало. Он знал, что несёт людям война. Слишком хорошо знал… Приобрести книгу «Орнамент на моей ладони» П. Дибировой можно в салоне книги издательского дома «Эпоха», что находится на ул. Коркмасова, 13 «а». Добро пожаловать!
20 Июнь 2018
*** Строительство дома перед чьим-либо строением, который может лишить владельца доступа воздуха, солнца и света, запрещается. Если же будут строить дом перед пашней или сенокосом другого, то на это нет запрета. *** Если кто возведёт вокруг своей земли стену, а другой предъявит иск и заявит, что эта стена ему мешает или вредит, то старейшины пошлют двух справедливых людей на место, чтобы проверить, действительно ли эта стена вредит истцу. Если они установят, что стена действительно вредит истцу, то, пока стена не будет снята, за каждый день с ответчика взыскивается штраф по одной овце… (Подлинник келебских адатов, из которого сделана выписка, датируется XVII–XVIII вв.) И как бы не ругали адаты, называя их пережитками прошлого, на некоторые из них не мешало бы опираться и сегодня. Читателю предлагается самому ознакомиться со сводами законов, установленных в разных селениях, вольных обществах, ханстве. Какие-то из них вызывают улыбку, какие-то кажутся нелепыми, от каких-то веет деспотией. Не пугайтесь сурового названия книги, она заслуживает вашего внимания и будет небезынтересна. Книгу «Законы вольных обществ Дагестана XVII–XIX вв.», составленную известным дагестанским историком Х.-М. Хашаевым, можно приобрести в салоне книги ИД «Эпоха». Покупать книги в нашем салоне выгодно – они реализуются по складской цене. Наш адрес: г. Махачкала, ул. Коркмасова, 13 «а» (напротив ЦУМа, рядом с выпечкой «Золотой улей»). Часы работы салона: с 9:00 до 18:00 – в будни и с 10:00 до 15:00 – в субботу; воскресенье – выходной. Добро пожаловать!
18 Июнь 2018
Дорогие друзья, в связи с Днём России и предстоящим праздником всех мусульман – Ураза-байрам, нам выпала целая неделя отдыха, прерванная одним рабочим днём – чтобы всё-таки вспомнить о делах, скопившихся на работе. А завтра, благодаря Владимиру Абдуалиевичу, удовлетворившему просьбу муфтия Дагестана предоставить дагестанцам два дня на празднование Ураза-байрам, мы сможем посетить могилы своих близких, а потом заняться хлопотами по подготовке праздничного стола. Так уж повелось, что к этому дню мусульмане готовятся тщательно, не скупятся в тратах – потому что один раз в году! А потом, с наступлением будней, если вдруг обнаружится, что мошна опустела, – мусульманин, вздохнув тяжело, скажет: «Аллах поможет!» Да будет так! Пусть Аллах примет ваши посты, молитвы и добрые деяния! Пусть добавится в вас чистоты и душевности! Пусть тяжелобольные почувствуют – хоть ненадолго – облегчение! Пусть минуют ваших близких несчастья и страшные болезни! Пусть в дороге вам всегда сопутствует удача! Пусть в вашем окружении будут люди с иманом! Пусть голодные насытятся! Пусть прекратятся войны, плодящие сирот, убивающие сирот! Пусть воцарится мир на земле! Не забывайте не только просить об этом Всевышнего, но и благодарить Его – за каждый новый день! С праздником Ураза-байрам! Будьте здоровы и счастливы!
13 Июнь 2018
Copyright © ООО "ИД "Эпоха" 2005 г.
Вход для администратора